«НАШ ТЕАТР НАСТОЛЬКО ИСКРЕННИЙ, ЧТО АКТЕРЫ МОГУТ ПОЗВОЛИТЬ СЕБЕ ВЫЙТИ НА СЦЕНУ БЕЗ ОДЕЖДЫ»  К.ГАНИН

ЛЕНИН в СЕКСЕ

Кирилл ГАНИН




Действующие лица:

Владимир Ильич ЛЕНИН, пароход и человек – (Л)

Надежда Константиновна КРУПСКАЯ, его законная супруга – (К)

Инесса АРМАНД, та, которую он любил – (ИА)

Фаина КАПЛАН, та, которая его не любила – (ФК)

товарищ ИСКРА, образ революции – (ИСКРА) роль без слов


Действие пьесы происходит в Ленинских Горках – родовом имении семейства Каплан.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРЕД НАЧАЛОМ СПЕКТАКЛЯ


Перед входом в здание, где будет проходить спектакль, стоят 2 большие бутылки – скульптуры с надписью «ЛЕНИН в РАЗЛИВЕ». Здесь (ФК) в белом халате, с красной косынкой на голове, проводит дегустацию водки. На её груди  табличка - «АО КРУПСКАЯ ЛТД». Дегустация проводится с помощью пипетки, по каплям. Проезжающий автотранспорт она тоже останавливает и предлагает водителям принять участие в дегустации. Те, разумеется, отказываются, ссылаясь на ГИБДД. Дама отказ объясняет по-своему - полной несознательностью граждан и их нежеланием поддержать коммунистически настроенный ректорат.

СЦЕНА 1

На сцене висит плакат: «ИСКУССТВО ПРИНАДЛЕЖИТ НАМ (НАРОД)». Посредине сцены стоит очень длинный стол. На столе стоит красный гроб с чёрной каёмочкой. Под столом – полное собрание сочинений В. И. ЛЕНИНА. Слева стоит книжный шкаф. Справа стоит сервант. Шкаф и сервант явно из Ленинских горок.

Звучит патетическая симфония Бетховена.

ГОЛОС ДИКТОРА – 21 января 1924 года в Ленинских Горках, родовом имении семейства Каплан, скончался Владимир Ильич Ленин, пароход и человек. Разбушевавшаяся  снежная буря полностью завалила усадьбу снегом. Среди заживо погребённых были: тело вождя, его законная супруга Надежда Константиновна Крупская, товарищ по борьбе Инесса Арманд и хозяйка поместья эсерка Каплан. Фая Каплан была сводной сестрой Инессы по материнской линии... Благодаря именно этой родственной связи они все оказались здесь, вместе. Шли девятые сутки. Пурга не стихала. Батальоны комсомольцев безуспешно  пытались вызволить несчастных из  снежного плена. Тело Ленина постепенно разлагалось.

Слышны звуки спускающегося унитаза. С зажжённой керосиновой лампой в одной руке и куском газеты «ПРАВДА» в другой, из–за кулис решительным шагом входит (Л); ложится в гроб. На нём одето: чёрный классический ленинский костюм – тройка, белая рубашка, чёрный галстук. На ногах белые тапочки. Из ширинки торчит внушительных размеров мухомор.

Л (решительно поднявшись) – А ну-ка  посмотрим, товарищи, что пишет  газета «ПРАВДА», наш орган печати. «Приём в Кремле...», «Обед в Кремле…», «Завтрак в Кремле…»…  Какая ерундистика! Всё не о том! Что и говорить, по настоящему в партии способны писать только три коммуниста - Ленин, Ульянов и Я!… Вот!… Кажется, разыскал одну дельную мыслишку. Послушайте товарищи. Это товарищ Коллонтай пишет: «В свободном обществе удовлетворить половую потребность будет так же легко, как выпить стакан водки.». Какая своевременная мысль, товарищи! Это вам не словесный понос проститутки Троцкого. Стакан водки - это архисерьёзно!… Наденька! Надюша! Надежда! Где у нас поллитровка лежит? И не забудь принести стакан! Без стакана нам сегодня никак нельзя!… ( сняв с себя ботинок бьёт им по гробу) Товарищ Крупская! Куда же ты, сучка, пропала! Молчит... Не отвечает! Спит, наверное… Ладно, сейчас мы сами её разыщем…

(Л) вылезает из гроба; ищет бутылку. Находит под столом среди томов собственных сочинений. Вытаскивает. На бутылке этикетка -  «ЛЕНИН в РАЗЛИВЕ».

Л - Вот и поллитровка - «ЛЕНИН В РАЗЛИВЕ». Это вам не  какая – нибудь бормотуха с Тишинки. Водочка – то чистейшая! (к зрителю) Вы товарищ,  я вижу, мне не совсем доверяете? Ну что ж, понюхайте, проверьте. Убедились сами? То-то же. Ленин как всегда прав. Ленин просто не может быть неправым, по определению, товарищи! (наливает стопку; выпивает; кладёт стопку и бутылку обратно под стол; принюхивается) Как – то здесь нехорошо воняет!... (глубже заглянув под стол) Наденька!… Надежда!… Товарищ Крупская! (что – то увидев, в бешенстве) Опять на мой 31 том кто-то насрал! (берёт тряпку и под столом что–то пытается «взять») Сколько раз говорил, за этими ходоками глаз да глаз нужен!  Наденька! Надю-ю-ша! Надя! Надежда! Надежда Константиновна! Крупская!  Крупа!! Какое интересное новое слово получилось «КРУПА»! Как богат наш русский язык на разные слова. Эту мысль обязательно надо записать.

(Л) записывает в записную книжку. На сцене появляется (К) с ведром воды и половой тряпкой в руках. (К) вытирает, по хозяйски, тряпкой ботинки у сидящих в первом ряду, затем выливает воду из ведра, приготовившись к  влажной уборке.

К - Никаких ходоков не было, Володя. Приходил только Алексей Максимович...
Л - Так это Алексей Максимович насрал? Экая глыба! Экий - матерый человечище!… Постой! Постой! По-моему, какого – то тома не хватает…

(Л), заглядывая ещё раз под стол, и лихорадочно пересчитывает книги.

Л – 22-ой, 23-ий, 24-ый, 25-ый… 27-ой??? 27-ой, по моему, пиз...ли! У меня в нём как раз «Апрельские тезисы» были. Неужели Алексей Максимович?! Неужели это он, подлец?

(К) не обращая на него внимания, начинает мыть пол.

Л (восторженно) – Нашёл. Вот он, мой двадцать седьмой! (перелистывая книгу) А вот и «Апрельские тезисы». За «Апрельские тезисы» можно и выпить. (зрителям) Вы не возражаете товарищи?

Зрители кричат, что не возражают. (Л) выпивает с (К). (К), положив бутылку обратно на место, уходит.

Л – Легко пошло… Эту водку накануне революции под Питером, в шалаше наши грузинские товарищи гнали. Поставили самогонный аппарат и гнали. От неё я в беспамятство часто уходил. Поэтому так и назвали «Ленин в разливе». А историки почему-то решили, что я в том шалаше скрывался от царской охранки… Эти историки, наверное, провокаторами были… Как  легко пошла… Так же легко, наверное, мне сейчас будет удовлетворить и половую потребность! Я товарищу Коллонтай доверяю. Мы все ей доверяем. Так, товарищи? Тогда - за дело!

(Л) начинает мять свой мухомор. Звучит «Лунная соната» Бетховена.

Л (с вожделением) – В подобные моменты одиночества настоящему революционеру обычно вспоминаются женщины. Причём не все, а только основные, магистральные. Много ли их было, основных, магистральных. Наверное, нет. А много и не надо. Об этом я, в марте, в работе «ЛУЧШЕ МЕНЬШЕ, ДА ЛУЧШЕ» писал. Таких, магистральных, у меня было всего трое. Все они для меня были не только женщинами, но и товарищами по борьбе.

Надежда Константиновна! Надя! Надежда! Крупская! Крупа! Никогда не думал, что ЦК подложит мне такую свинью!… Эсерка Каплан. От неё всегда исходила какая-то опасность. И это меня возбуждало. Революционера всегда возбуждает опасность. Она ему просто необходима… Инесса Арманд. Дочь фабриканта. Единственная из всех в нашем революционном кружке была увлечена не столько революцией, сколько членами революционного движения. Товарищи рабочие, крестьяне, солдаты, матросы, представители передовой пролетарской интеллигенции! Я сейчас кончу... Ах – ох…

Внезапно слышатся приближающиеся чьи - то шаги. (Л) испугавшись, так и не успев кончить, мечется; ложиться обратно в гроб. Накрывает себя красным полотном с драпировкой, какой обычно украшают покойников. Скрещивает руки на груди. В таком виде (Л) выглядит как в мавзолее. С одной лишь разницей – мухомор (Л) сильно оттягивает полотно вверх, напоминая нам о непрекращающейся эрекции у вождя. Этой эрекции суждено быть до конца спектакля. Шаги продолжают приближаться.

СЦЕНА 2

На сцене появляются (ФК) и (ИА).  У (ФК) в руках картина – на ней портрет ЛЕНИНА. У (ИА)  в руках  картина «ЛЕНИН В ПОЛЬШЕ». На картине шалаш, из которого торчат две пары голых ног - мужские и женские.

ФК (поднимая картину - портрет вверх) – Способен ли ты любить товарищ Владимир Ильич Ульянов (Ленин)!?

ИА (поднимая картину вверх) – У меня в руках картина. Она называется "Ленин в Польше". Это шалаш в Разливе. Ноги принадлежат Дзержинскому и Крупской...

ФК - А где же Ленин?

ИА - Ленин в Польше.

ФК – Ах, если бы был в  Польше - тогда не лежал бы здесь и не тух.

ИА – Фая, как ты считаешь, когда до нас докопаются эти вшивые красноармейцы и, наконец – то, увезут его отсюда.

ФК - Если пурга не стихнет, то, вряд ли, товарища Ульянова удастся вывести до весны.

ИА – Но, тогда он совсем протухнет!

(ФК) и (ИА) пытаются пристроить свои картины в интерьере комнаты.

ИА – Надежда Константиновна! Помогите мне повесить эту чёртову картину! Я совсем не умею это делать! Надежда Константиновна! Да куда же эта ЦеКовская свинья запропастилась?

ФК (держа перед собой в руках портрет) – Инесс, я доверяю твоему воображению. Посоветуй, как мне лучше поступить с Лениным - повесить, или поставить к стенке?

ИА – Я думаю, Ильича надо продать на запад. В какую-нибудь частную коллекцию. Там любят авангард.

ФК – Я не возражаю. Но вот как к этому отнесутся мои товарищи по борьбе?

ИА (принюхиваясь, не отвечая на вопрос) – Товарищ Каплан, здесь, по-моему, кто-то был. Сестра, посмотри, труды не украли?

(ФК) заглядывает под стол.

ФК – Нет, все на месте. Один, правда, уже кто-то успел обосрать.

ИА – Тот, который с «Апрельскими тезисами»?

ФК – Кажется, да.

ИА – Хорошо, что только один.

ФК – Да! У нас такие дела быстро не делаются. Тяжёл русский человек на подъём. Но помяни моё слово! Пройдёт время – обосрут всё!

(ИА) внезапно сжимает крепко в руках полотно, накрывающее (Л), в том месте, где у него наблюдается непрекращающаяся эрекция.

ИА - Товарищ Ульянов! У вас случилась эрекция!

(Л) встаёт из гроба.

Л –Это очень архиважно, чтобы у вождя мирового пролетариата иногда случалась эрекция! Попросите, пожалуйста, ко мне в кабинет товарищей Каменева и Зиновьева. Я сейчас их буду трахать!

ФК – Есть ли в зале товарищи Каменев и Зиновьев!

На сцену энергично входит (К) держа в руке зажжённую «Лампочку Ильича». И пытается сразу – же взять ситуацию в свои руки.

К (обходя зрителей) – Ваша фамилия не Каменев?... Нет? .. А меня зовут товарищ Крупская. Я кухарка. В скором времени я буду управлять государством. Сегодня мне нужна небольшая встряска! А вы  - не товарищ Каменев?... Нет… А жаль… Хотя, впрочем, может быть, здесь поищем...

(К) залезает под стол в поисках Каменева и Зиновьева. Увидев бутылку водки, выкручивает лапочку, чтоб та погасла и наливает себе стопку.

ФК – Товарищ Ленин! Я вам докладываю! Товарищей Каменева и Зиновьева в зале нет!

Л -  А кто есть, товарищ Каплан?

ФК - Товарищ Арманд есть!

К (из – под стола) –  Товарищ Арманд! Какова ваша политическая платформа!

ИА – Я  минетчиц@!

К – И вы считаете, что этого достаточно для революционной борьбы?

Л – Наденька, оставь её в покое! В историческом смысле у товарища Арманд совсем другие задачи. Товарищ Каплан!  Кто ещё есть?

ФК (подойдя к какому то зрителю; показывая на него пальцем) -- Товарищ Дзержинский есть!

Л – Феликс Эдмундович? А при чём здесь Феликс Эдмундович?

ФК - Он меня допрашивал! Вначале раздел догола. (раздевается) Затем облил керосином (обливается) и требовал любви. А когда я не согласилась, поджёг от имени какой-то проститутки по имени Революция.

(ФК) поджигает спичку; застывает в какой-то очень красивой целеустремлённой позе; затем, внезапно, как не в чём не бывало, тушит её; вытирается полотенцем.

ИА - Он говорил моей сестре, что товарищ Революция - это его девушка.

Л – Хренушки, вам! Товарищ Дзержинский пребывает в глубоком заблуждении считая, что революция принадлежит ему. Революция принадлежит  пьяной матросне и мне! Я вам сейчас всё растолкую. Вечером, 25 октября, ко мне домой заявились 3 пьяных матроса... Тогда мы с ней и познакомились! А, впрочем, я прямо сейчас вас ей и представлю. Товарищ Революция, где вы? Выходите!

К (неуверенно, мягким голоском из-под стола) – Я здесь...

ФК (заглядывая под стол) – Её там нет. Там только ваша пьяная супруга и книги.

К (напористо, уверенным басом) – Я здесь!

Л ( заглядывая под стол) – Да, действительно это не она.

(Л) поднимается и собирается куда – то идти.

К (вылезая из-под стола) - Куда ты, Володя?

Л - В эмиграцию или за пьяной матроснёй. Куда именно – точно не решил. В сложившейся архидурнейшей ситуации  только они способны вернуть беглянку – товарищ Революцию! Кто - то же ведь должен мне помочь сегодня кончить!

ФК,ИА,К (одновременно) – А я!

Л – Бросьте – вы все трое уже давно погрязли в мещанстве, так что хороший уверенный оргазм от вас вряд-ли получишь.

(Л), проходя к выходу, неожиданно подходит к зрителю- Дзержинскому.

Л  – А Феликсу Эдмундовичу валенок на зиму не выдавайте. У него ноги волосатые. 
ИА – Как, волосатые?

((ИА) подбегает к зрителю, обозначенному ранее как Дзержинский; задирает ему штанину, чтобы осмотреть его ногу; затем, почему-то, обращает внимание на его глаза.

ИА -  А если он предъявит справку из туберкулёзного диспансера? В таком случае мы не сможем ему отказать!

Л – Если предъявит справку, тогда побрейте ему ноги или расстреляйте… Как участника гражданского мятежа. Но перед этим обязательно напоите его чаем. И непременно горячим.
(Л) уходит.


СЦЕНА 3

(К) достаёт из под стола три рюмки и ту самую бутылку.

К – Ну что, девоньки! По маленькой! Поехали!

(К), (ИА) и (ФК) выпивают по 50.Звучит песня «ОБЛАКА – БЕЛОКРЫЛЫЕ ЛОШАДКИ.» На сцену  выбегает ИСКРА: упитанная голая тётка в телогрейке, красной косынке, с надписью на груди - «РЕВОЛЮЦИЯ». Она исполняет танец белого облака. Во время исполнения этого номера к ИСКРЕ присоединяются (К), (ФК), (ИА). По окончании номера мизансцена, в которой они остаются, напоминает агитбригаду 20-ых годов.

К - Отец Владимира Ильича был очень скромный человек. Из скромности он даже фамилию носил другую - Ульянов.

ФК - Ленин очень, знаете ли, не любил мещан и всячески с ними боролся. Идет он, бывало, по улице, видит, на окне горшок с геранью стоит. Ленин его - хвать, и как шмякнет об стену... А землю не выкидывал, крестьянам отдавал.

ИА - Соратники Ильича были большими шутниками. Они любили писать и расклеивать по столице объявления типа: "Продается дойная корова", "Плету лапти недорого" или "Продается самогон" и везде указывали кремлевский адрес Ильича. Вот и тянулся к Ленину народ нескончаемым потоком...

Все выходят из этой мизансцены. Закуривают. Отдыхая от агитки - пускают кольца. За ними подглядывает (Л). Он пытается появиться на сцене. Но подходящего момента никак не получается. Вдруг (К) начинает делать очень неприличные движения своим языком, явно заигрывая с «Дзержинским». Не выдержав этого, (Л) обнаруживает себя.

Л – А вот и ещё одна история! Прихожу я вчера на явочную квартиру, а там Надежда Константиновна, моя законная супруга, с товарищем Троцким любовью занимаются. Меня они, разумеется, не замечают. Тогда я вхожу в квартиру ещё раз. Они опять не замечают. Тогда я вхожу в квартиру в третий раз. А он всё впердоливает ей и впердоливает. Да с такой протяжкой, что диву даёшься – откуда это у наших товарищей столько сил остаётся после тяжёлой, изнурительной революционной работы. И потом представляете как это для них архиважно - впердоливать! Причём настолько важно, что даже господа апортунисты им вряд  - ли помешали бы.

(К) в смущении. (ИА) и (ФК) смотрят на (Л) с недоумением.

Л -  Что вы на меня так смотрите?! Как большевики на провокатора…

ИСКРА, хихикая, на цыпочках, убегает.

ГОЛОС ДИКТОРА – У тела товарища Ленина, парохода и человека, родные и близкие. Велика их скорбь. Тяжела их утрата.

СЦЕНА 4

(ФК) разрушает эту немую сцену, начав перемещаться из угла в угол, о чём–то сосредоточенно думая, с интересом поглядывая на (К). (К) от этого ещё больше смущается.

К – Владимир Ильич! Хватит болтать всякую чушь. Товарищ Троцкий не мог оказаться со мной в одной постели. У него другая сексуальная ориентация. Он – политическая проститутка! Вы сами об этом любите поговорить!

Л - Ну, з@пиз...ся, что здесь такого. В нашей стране все от интеллигента до рабочего любят попиздеть. А уж о нас, профессиональных революционерах, и говорить не приходится. Я вам сейчас ещё одну байку расскажу. Она как раз по этому поводу. Помню, я как – то пошёл в баньку попариться. Свободных шаек не было. Смотрю, недалеко сидит какой – то пролетарий - в одной шайке моется, а в другой ноги парит. Я к нему - «Товарищ, уступите одну шаечку!».

А он мне в ответ – «Пошел на х...й!».

Тогда я отошёл, побродил, шайки не нашел и снова подхожу к нему, решив нажать на его пролетарскую совесть. «Товарищ, - говорю я, - это не по – коммунистически, - у вас две шайки, а у меня - ни одной!».

« Пошел на х...й, а то щас как дам шайкой по лысине!» – он мне в ответ!

И вот представляете, товарищи, ровно через пятьдесят лет на моём юбилее в кремлёвском дворце съездов председательствующий объявляет: « А сейчас перед вами выступит с воспоминаниями старый рабочий, который два раза беседовал с Лениным!». И на трибуну, как ни в чём не бывало, поднимается тот самый несознательный рабочий. Ха – ха – ха! Вот как в жизни бывает!

Никто не смеётся. Напротив - все с удивлением и какой-то усталостью смотрят на (Л). От этого у (Л) наступает неуверенность. Он ищет чем – бы заняться. Увидев, что лампочка не горит, достаёт её из – под стола, вкручивает, та загорается. Уверенность возвращается к (Л) снова.

Л– Электрификация всей страны - вот кратчайший путь к коммунизму!

Лампочка вновь гаснет.

ИА – Господи! Когда же всё это кончится!

Л – Скоро, товарищ Арманд. Скоро.

(Л) опять пытается зажечь лампочку.

К -  Ты не думай об этом, моя политическая подруга! Ты лучше представь, как мы с тобой вернёмся в Москву и пойдём  на работу - я тебя устрою цензором в Московский Художественный Общедоступный Пролетарский Театр. Тебе это дело очень даже понравится. Я то знаю. Курировать постановку  «Живой труп» будешь.

ИА – Ну что вы, Надежда Константиновна, в самом деле! Все про Ленина, да про Ленина… Поберегите моё здоровье.

(ИА) уходит со сцены.

Л – Товарищ Каплан, записывайте!

(К) вытаскивает из шкафа и приносит на стол печатающую машинку. (ФК) садится за неё.

К – Владимир Ильич, диктуйте!

Л (диктует) – Диктую: «Луначарскому! Все театры советую положить в гроб! Ваш Ленин. Чтобы не было конкуренции!». Ха-ха-ха.


СЦЕНА 5

ФК  - Умеешь ли ты любить, товарищ Владимир Ильич Ульянов (Ленин)?

К - Володя, давай еще разок!

Л - Да нет, Надюша, я устал, не могу больше.

К - Ну последний разочек! Я ж весь день ждала!!!

Л - Ну ладно, только потише, а то соседи услышат.

Л, К (поют хором) - Вихри враждебные веют над нами,

Тёмные силы нас злобно гнетут.

В бой роковой мы вступили с врагами,

Нас ещё судьбы безвестные ждут.

ФК - Умеешь ли ты любить, товарищ Владимир Ильич Ульянов (Ленин)!?

Л – Представляешь Наденька, приходят ко мне вчера наши товарищи Дзержинский и Бонч-Бруевич за советом - что лучше иметь: жену или любовницу. Железный Феликс говорит, что любовницу, а Бонч-Бруевич стоит на том, что жену. Я их спор рассудил так:  «И ты, Феликс, не прав, - говорю, - и ты Бонч-Бруевич... Лучше иметь и то, и другое. Тогда жене можно сказать, что пошел к любовнице, любовнице сказать, что пошел к жене, а самому взять книжки, перо, бумагу; залезть на чердак и там «Апрельские тезисы» писать.». С этими словами я ушёл в другую комнату, оставив товарищей в полном недоумении. И там так расхохотался, как даже в детстве в заплёванном Симбирске не хохотал. Ха-ха-ха.

К (поёт) – На бой кровавый,

Святой и правый,

Марш, марш вперёд,

Рабочий народ!

Л, К (поют хором) - На бой кровавый,

Святой и правый,

Марш, марш вперёд,

Рабочий народ!

ФК - Умеешь ли ты любить, товарищ Владимир Ильич Ульянов (Ленин)?!

Л (серьёзно и строго) - Мы не имеем права размениваться на мелочи, товарищ Каплан! Мы находимся не под присмотром полиции, а под присмотром истории.

Л, К (поют хором) – Но мы поднимем гордо и смело

Знамя борьбы за рабочее дело,

Знамя великой борьбы всех народов

За лучший мир, за святую свободу!

К - Володя! Мне один товарищ рассказал, что у тебя появилась новая любовница.

Л - Мне докладывали об этом досадном эпизоде. Это был провокатор. Он уже расстрелян.

К – Кто такая Инесса Арманд?

Л – Ах, вот ты о чём. Право, у тебя совершенно нет повода для беспокойства. Инесса Арманд – это наш боевой товарищ.

ФК - Умеешь ли ты любить, товарищ Владимир Ильич Ульянов (Ленин)?

Л – Ну что ты, ей богу! Совсем, ополоумела что ли от революционной борьбы?

(ФК) достаёт из под стола табличку и читает её.

ФК – МЕМОРИАЛЬНАЯ ДОСКА. В этом доме в 1910 году В.И. Ленин скрывался с И.Ф. Арманд от Н.К. Крупской.

(ФК) поднимает табличку вверх. (К) читает ещё раз, после чего с возмущением и криками - « Подонок!… Мерзавец!… Я тебе покажу, как скрываться от Н.К. Крупской!… » берёт половую тряпку и начинает бегать за (Л). Тот от неё. На сцене появляется ИСКРА. ИСКРА включается в эту суету.  (Л), (К), (ИА) и ИСКРА, напоминающая веселящуюся ведьму во время шабаша, убегают за кулисы. (ИА), любопытствуя, уходит за ними. Из – за кулис слышатся непрекращающиеся крики (К) и (Л). (ФК), с чувством выполненного долга, держа в руках мемориальную доску, уходит со сцены.

СЦЕНА 6

На сцене, отряхиваясь, появляется (Л). Затем на цыпочках, появляется (ИА). Она оглядывается по сторонам, нет ли посторонних. Увидев, что – нет, с жадностью устремляется к (Л).

ИА – Товарищ Ульянов! Мой боевой товарищ! Ты не забыл, как мы с тобой ходили в лес?…  Собирать мухоморы...

Л – Конечно не забыл. Как это можно забыть. Это было в Шушенском. А потом мы ещё ими обожрались. И ты Инесс, обожравшись, умудрилась взять в рот не тот гриб. Ха… ха… Ха…

ИА – Они были так похожи. Оба красные. Оба в белый горошек.

Л – Это был не горошек. Это было вторичное проявление сифилиса.

ИА (увлекая его за собой, сажая на стол) - Он ничуть не изменился, такой же, в белый горошек. Мой мухомор…

(ИА) кладёт (Л) на стол и, расположившись на нём сверху, проводит языком по мухомору.

Л – Товарищ Арманд. Вы в корне не правы. Он изменился. Он очень изменился. Это уже четвёртая стадия сифилиса.

(ИА) ещё раз проводит языком по мухомору.

Л - А теперь товарищ Лацис, пожалуйста!..

ИА - А теперь (обращаясь к зрителю) товарищ Лацис, пожалуйста (к зрителям).

Л – Ряд 2-ой. Место 24-ое.

ИА – Товарищи, давайте вместе попросим товарища Лациса помочь мне! (все вместе) А теперь товарищ Лацис, пожалуйста!.. А теперь товарищ Лацис, пожалуйста!..

(ИА) под общее одобрения вытаскивает  зрителя на сцену; тот облизывает мухомор. А может и не облизывает. Но всё равно, – общее единение зрителей и актёров всё же происходит.  (Л) берёт бутылку и стопку. Но бутылка оказывается пустой.

СЦЕНА 7

Л – Товарищ Арманд! Я хочу сделать заявление! Сознание и навыки народных масс неудовлетворительны для продолжения революционной борьбы. Никто ничего не умеет делать! Пора снова открывать рабочие кружки!

(Л) что-то пишет на бумаге. Отдаёт лист (ИА). (ИА), прочитав, воодушевлёно расставляет по кругу 5 стульев.

ИА – Товарищи! Все в кружок! Нам необходимо пять человек. Выходите. Не стесняйтесь. Ничего постыдного вас делать не заставят. Мы вас будем учить! И всё! (размахивая листком бумаги) Товарищ Ленин бросил лозунг «Учиться, учиться и ещё раз учиться!» Это для вас сейчас самое главное.

Л – Ничего я не бросал! Это я просто ручку расписывал. (вырвав лист из рук (ИА) разрывает его) И вообще, товарищ Арманд, минетчица вы не плохая, но в революционных кружках вы ни черта не соображаете. Кружок нам нужен совсем для других целей. Уйдите! Я справлюсь без вас!

(ИА), разводя руками, уходит. (Л) подходит к зрителям.

Л (зрителю) – Вот вы, например, товарищ, из рабочих?… На каком заводе работаете?.. Тогда добро пожаловать к нам (зритель садится на стул) А вы из рабочих?…. Нет?.. Из передовой интеллигенции?… Тоже ничего… А есть ли у нас товарищи из села?… Из солдат?… Есть ли матери рабочих?... Они тоже очень способны к революционной борьбе… Об этом  Алексей Максимович очень своевременную книгу написал. «МАТЬ» называется!… Есть ли в зале дети рабочих из церковно-приходских школ?… Такие школы нам не нужны. Религия – это опиум для народа!

(Л) усаживает всех на стулья. Вытаскивает из-под стола кепку. Надевает её. Берёт табуретку – постамент. Ставит её в центр кружка и встаёт в классическую позу. Небольшая немая сцена. Затем он снимает кепку и держит её в руку. Не удовлетворившись, он снова одевает её на голову, а в руке откуда – то появляется другая. Небольшая пауза.

Л (стряхивая что-то с плеча) – Кажется, птичка нагадила! Какие несознательные птички летают. Ничего, скоро мы и до них доберёмся! (к членам кружка) Товарищи! Что вы сидите. Я тут перед  вами корячусь, а вы сидите. Хоть бы додумались 50 грамм водки мне налить. Или вы что, пришли на заседание революционного кружка с пустыми руками? Может быть, вы подумали, что это я вам должен наливать. Дудки. Мы профессиональные революционеры организуем для вас революцию. А вы должны нас за это поить и кормить, чтобы мы с голоду не передохли. Товарищ Василий Иванович, рабочий, вы всё поняли?… Тогда идите в буфет и купите мне водки... Если у вас нет денег,  попросите в кредит, у того штреихбрейхера, стоящего за буфетной стойкой. Он нальёт, в счёт вашей будущей получки. Он непременно нальёт…

Далее импровизация как получиться. В финале все пьют за Надежду Константиновну.

Л (выпив) - Всё, товарищи, больше пить не буду. А то опять какой-нибудь конфуз случится, как тогда, в апреле. Нализались мы как – то с товарищами, и занесло нас на Финляндский вокзал, взобрался я на броневичок и такую хуйню стал нести - до сих пор разобраться не можем!

(К) вбегает на сцену с коробкой. На коробке надпись «ДЕТЯМ»

Л – А вот и Надежда Константиновна – легка на помине!

К – Товарищи, объявляю о начале продразвёрстки – всё собранное барахло пойдёт детям. Для тех, кто с этим не согласен, продразвёрстку можем заменит продналогом – то есть раздевайтесь или платите откупной.

Л – Товарищ, Искра, наша революция, где вы! Вы сейчас нам архи как необходимы! Идите сюда, немедленно!

На сцене появляется ИСКРА. ИСКРА, (Л) и (К) снимают со зрителей тёплые вещи (а с кого-то может быть и штаны); складывают их в коробку. ИСКРА пытается что- то примерить и на себе; выбрав себе пару шмоток, ИСКРА исчезает. (Л) в догонку зрителям, кто уходит отказавшись пожертвовать одежду и не оставив деньги: «А этого люмпина - Расстрелять!» Слышатся стуки копающих лопат. (Л), испуганно озираясь по сторонам, застывает в какой – то испуганной позе.

К – Слышите звуки?! Это звуки красноармейцев! Наконец – то товарищи красноармейцы до нас докопались! ((Л) моментально прыгает в гроб)) Нужно немедленно выставить тело Ленина в ЗАЛЕ СКОРБИ для прощания! (к зрителям -участникам) Товарищи, дружно подняли гроб и вперёд! А если вас кто-нибудь допрашивать будет, что здесь происходило – советую всем  помалкивать.

Зрители-участники берут гроб с (Л) и переносят его в другой зал. (К) руководит процессией, держа в руках коробку с одеждой. На сцене появляется (ФК).

ФК – Товарищи! К телу Ленина доступ открыт. Кто хочет попрощаться, попрошу вас на сцену. После траурной церемонии  мы продолжим наше светопредставление.

АНТРАКТ

В маленьком зале, в гробу сидит (Л). Перед ним поднос с яствами. Он кушает. Над телом – плакальщица, товарищ  ИСКРА. ИСКРА поёт протяжно - жалобно песню «И ВНОВЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ БОЙ». Рядом с телом, держа в руках коробку с одеждой, сидит (К). Она громко, искренне плачет, сморкаясь в носовой платок. Вокруг -  зрители, которые тащили гроб. Среди них - (ИА). Остальных зрителей запускают партиями. (ИА) предлагает всем сделать пожертвования детям – «…желательно вещами». В этих словах (ИА) чувствуется страстное желание увидеть кого - то из мужчин голыми. Кто соглашается, раздевшись, остаются у гроба. (ФК) предлагает зрители сфотографироваться на память за деньги у гроба.



 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Copyright © 2017. Концептуальный театр Кирилла Ганина.